сейчас:
22 Июля 2024
15:46
115 лет со дня основания Судженских угольных копей

07.06.2012

Прочтений: 1143 Просмотров: 16615

115 лет со дня основания Судженских угольных копей

7 июня, как принято официально считать, исполняется ровно 115 лет со дня основания Судженских угольных копей, давших начало одноимённой большой шахте и всему будущему городу Анжеро-Судженску.
Две лисы и два Ивана

Одна из легенд гласит, что первыми обнаружили судженский уголь некие беглые каторжники или ссыльные, которые обложили костёр камнями, а эти камни ночью сгорели. Но кому, как и зачем они открыли свою находку, неясно. Вообще-то, уголь при выходе пластов на поверхность может самовозгораться, и обнаружить его в таких случаях нетрудно.
Мы знаем имя подлинной исторической личности — лебедянского кузнеца Ивана Григорьевича Карышева. И известно, в том числе, и от его потомков, что Карышев-старший нашёл уголь сам, когда ещё в 1873 году, будучи на охоте с сыном Сергеем недалеко от нынешнего села Щербиновка и речки Мазаловский Китат, обнаружил чёрные камушки у лисьей норы. И места те потом называли Угольным яром, а на нашем городском гербе, по идее, могло бы найтись место и лисе.
Пока Иван Карышев потихоньку использовал уголь у себя в кузнице, уже в 1894 году в соседнем, но всё-таки ином районе полезное горючее обнаружил инженер и чиновник строящейся Средне-Сибирской железной дороги (части великого Транссибирского пути) тёзка кузнеца Иван Иванович Зелинский. Произошло это тоже на охоте на правом берегу реки Алчедат, которая является притоком Китата, и тоже у... лисьей норы! Примерно на этом месте позже была промплощадка шахты 5-7 - «Судженской». А конный двор первых копей находился рядом с местом, где позже была обогатительная фабрика «Судженская», недалеко от терриконика, существующего и сейчас. Через год Зелинский сделал заявку и получил права на разработку Судженского месторождения. И в том же 1895 году, когда как раз был открыт Анжерский железнодорожный разъезд (будущая станция), Иваном Ивановичем было заложено 18 разведывательных шурфов.
Но геологические исследования проводились в наших краях и раньше такими известными специалистами, как Яворовский, Зайцев, Карпинский, Краснопольский, Державин, при подготовке строительства железной дороги. Есть версия, что именно из-за обнаружения нашего угля легендарная всероссийская железнодорожная магистраль прошла мимо Томска — по северу будущего Кузбасса. Такие месторождения были строителям и транспортникам очень кстати, ведь тогда поезда водили паровозы, работавшие как раз на каменном угле.
Начало добычи
6 сентября 1896 года упомянутый Зелинский передал свои горные отводы чиновнику Николаю Перфильеву и омскому купцу Георгию Ременникову. И вот с ними именно 7 июня 1897 года и заключил договор на разработку копей предприниматель Лев Михельсон. Именно эта — весьма условная, по-моему, - дата и считается точкой отсчёта истории наших шахт и даже населённого пункта, превратившегося в итоге в город Анжеро-Судженск. Но есть версия, что именно в 1897 году (возможно, как раз с июня) уголь и начали добывать уже через шахты, а до этого его доставали только через шурфы.
В течение следующего полугодия — до 5 марта 1898 года (по другим данным — 1899-го) - Лев Александрович Михельсон, дворянин родом с Украины, потомок генерала, подавлявшего пугачёвское крестьянско-казачье восстание на Волге и Урале, выкупил паи у партнёров и стал один владеть новыми отводами, где было обнаружено 19 мощных угольных пластов. Они залегали недалеко от поверхности и содержали уголь высокого качества. Запасы Судженского месторождения определялись в сто миллионов (!) тонн, причём в расчёт тогда брались лишь запасы на глубине не более ста метров.
В принципе, копи могли бы назвать Лебедянскими, Алчедатскими или Китатскими, но Судженскими они стали в связи с тем, что железнодорожную ветку от них провели именно к магистральной станции Судженка, названной в честь находящегося не так уж близко большого одноимённого села.
А Михельсон быстро и с большим размахом наладил активную добычу полезного ископаемого. Уже к 1900 году на копях действовали три шахты и было добыто около 48 тысяч тонн угля. Через год добыча удвоилась! Но эти шахты были неглубокими и недостаточно рассчитанными, поэтому уже к 1903-04 годам они выработали свой потенциал и были закрыты. Зато они помогли геологическому изучению месторождений, а позже часть из них стали вентиляционными штреками для новой шахты №5, которая позже соединилась с шахтой №7. Так возникла шахта 5-7, позже названная просто «Судженской».
Таким образом, Судженские копи в начале XX века — до социалистической революции 1917 года - были крупнейшими угольными предприятиями не только в Кузбассе, но и во всей Западной Сибири. Например, в 1914 году они дали 42% всей западносибирской добычи. С самого начала предприятие Михельсона основывалось на господдержке и, прежде всего, казённых заказах на уголь. Главным потребителем судженского угля была казённая Сибирская железная дорога. С начала добычи и по 1911 год ей было продано свыше 80% добытого угля.
Рабочая доля
А как же начинали строить посёлки, как жили и работали первые судженские (а значит, и анжеросудженские) шахтёры? Возле первых шахт изначально были построены десять бараков, а кругом - тайга, гарь, болота. На Судженские копи стал стекаться сельский люд из окрестных деревень, часто это были сезонные рабочие, но многие в итоге оставались на копях. Приходили на работу люди разных национальностей, в том числе ссыльные. Но, в первую очередь, это были русские и татары. Работа велась в три смены по восемь часов. Из заработка удерживалась стоимость постного масла для ламп «бог в помощь», а иногда и за спецодежду. За оплошность в работе смену могли не выставить, покалеченных увольняли, пособие и пенсию не платили. Забойщики рубили уголь вручную, а вывозили его до штрека на корытце, далее — на конной тяге. Заработок рабочих полностью зависел от артельщика, который при расчёте часто обсчитывал безграмотных трудяг. Не всегда шахтёру хватало зарплаты на весь месяц. Очень плохими были жилищные условия. Моек не было, была только одна общая баня. Главное развлечение было одно — пьянка.
Михельсон по-прежнему жил в Москве. Именно на его заводе позже — в 1918 году - произойдёт покушение на вождя большевистской революции Владимира Ленина. Владелец наших шахт построил-таки на Судженских копях церковь и кинотеатр и, приехав однажды на копи с супругой, награждал отдельных рабочих «за усердие» дешёвыми часами. Потом Михельсон пообещал улучшить условия жизни шахтеров, но слова не сдержал. Неудивительно, что шахтёры позже поддержали и февральскую, и октябрьскую революции 1917 года. Так или иначе, а тогда началась новая история Судженских и Анжерских копей.
Автор статьи благодарит хранителя фондов городского краеведческого музея Г. В. Славнову. При подготовке материала он использовал неизданные исследования шахтёра-ветерана А. М. Федорченко, которые хранятся в музее, а также учебники историка-краеведа Г. С. Позднякова.
И. Шевченко ("РИО")
фото Э. Пискунова

все фотографии