сейчас:
20 Мая 2022
15:27
На пятерых больше 100 лет службы: история самой большой пожарной династии Кузбасса

30.04.2022

Прочтений: 78 Просмотров: 211

На пятерых больше 100 лет службы: история самой большой пожарной династии Кузбасса

 
Династия Сарафанниковых из Анжеро-Судженска — одна из самых многочисленных в структуре МЧС. Если сложить весь трудовой стаж двоих братьев, их отца и двоих троюродных братьев, получится больше 100 лет. В День пожарной охраны, 30 апреля, мы поговорили с Виктором Сарафанниковым, который пришел на службу в МЧС по примеру своего дяди и троюродного брата еще в середине 2000-х. Он рассказал, обсуждает ли семья работу, когда собирается вместе и сложно ли работать бок о бок со своими родственниками.
Знакомство с династией
— Как таковая династия имеет свои истоки от моего деда, Ивана Ильича Богунова, который, вернувшись с фронта в 1945 году, поступил на службу в пожарную охрану. Помню, как я еще ребенком шел по улице с отцом и мы увидели горящее здание, а среди пожарных, работающих на этом пожаре, был и мой дед. Возможно, тогда мне и захотелось стать пожарным, — рассказывал о своем роде самый старший из семьи пожарных, Игорь Сарафанников.
Он пришел в пожарную охрану Новокузнецка в 1980 году, когда окончил Иркутское пожарно-техническое училище. Чуть позже перебрался в Анжеро-Судженск, где в разные годы возглавлял пожарные части. С 2007 по 2014 год руководил отделом государственного пожнадзора в Анжеро-Судженске. Кстати, у основателя династии есть медаль «За отвагу», которую он получил за участие в ликвидации аварии на Анжеро-Судженской линейной производственно-диспетчерской станции в июне 1995 года.
Старший сын Игоря Николаевича, Максим, с 2000 года служит в МЧС. Начинал он с должности младшего инспектора отдела госпожнадзора Анжеро-Судженска. Сейчас работает начальником пожарной части №2.
Через пару лет после него на работу в экстренную службу пришел и его троюродный брат Виктор, наш собеседник. Сегодня он руководит отделом организации надзорных и профилактических мероприятий МЧС Кузбасса.
Последними в МЧС пришли родной брат Виктора Александр (в 2012 году) и младший сын Игоря Сарафанникова Николай (около двух лет назад).
«Когда собираемся вместе, только о работе и говорим»
Но не все члены семьи сразу приходили в пожарную часть. Например, наш собеседник Виктор Сарафанников изначально был военным — окончил Новосибирский военный институт национальной гвардии им. И. К. Яковлева. Стать пожарным он решил после увольнения из армии, согласившись на предложение родственника. Начинал он в Анжеро-Судженске, а теперь служит в Кемерове.
— Меня как-то изначально профессия военного притягивала. Некая романтика была в желании послужить родине. Но как только военная служба началась, вся романтика закончилась, осталось только стремление получить офицерские погоны. В военном училище воспитание жестче, в голову забивали первостепенное выполнение задач. В дальнейшем это помогло на службе в МЧС именно в воспитательной части.
Когда уволился из армии, мы говорили с Игорем Николаевичем, он предложил пойти в МЧС. Сказал, что у них есть вакантные должности, работа интересная. До этого он не рассказывал каких-то подробностей о службе, да и я только приехал издалека, с Урала. Понятно, что работа интересная, ты делаешь полезное, благородное дело, постоянно какую-то помощь людям оказываешь.
На Александра, родного брата, я, наверное, повлиял, что он тоже пошел в МЧС. Но я с ним не говорил, он просто смотрел, что наша служба несет одни положительные моменты — спасение людей, имущества, предотвращение пожаров. Он захотел устроиться, спросил мое мнение, я одобрил выбор. Сейчас работает, все хорошо. Хотя он сам человек грамотный и общительный, поначалу я ему помогал: давал литературу, знакомил с людьми.
Все вместе — с братьями и дядей — собираемся нечасто, в основном на праздниках. С братом родным и с Максимом чаще всего пересекаемся. Сейчас в основном телефонные разговоры. С праздниками профессиональными друг друга обязательно поздравляем. День пожарной охраны вот 30 апреля, поздравили друг друга.
Когда встречаемся, в первую очередь о работе говорим. Игорь Николаевич, например, всегда вспоминает, как раньше было, истории всякие рассказывает. Он же и тушением занимался, и профилактикой пожаров. У братьев другие структуры, другие задачи — они или на тушении, или на подготовке работают, я в надзоре. По роду деятельности наши службы не пересекаются, всегда есть что узнать нового.
«Опереться можно на человека, которого ты знаешь с раннего детства»
— Непосредственно в работе мы нечасто пересекаемся, но такие ситуации бывали, да. Просто каждый отрабатывал свои вопросы. Раньше, когда я инспектором работал, пересекались с Максимом, который был начальником караула. Он ликвидацией пожара занимался, а я собирал объяснения, причину возгорания выяснял по горячим следам. Где-то помогали друг другу, если была необходимость. Те же рукава подтянуть, например.
С братьями, конечно, больше друг другу помогаем. Тут не простое доверие, а нечто большее. На человека, которого ты знаешь с самого детства, всегда можно опереться.
Конфликтов рабочих у нас не возникает. Оттого что специфика у всех разная, подсказываем друг другу каждый со своей стороны. Я считаю, что у нас в работе нет неправильных действий, надо всегда что-то пробовать, улучшать, профессионально расти.
«Геройство каждый день»
— Работа в МЧС — это не обычная работа. Пожарный — одна из немногих профессий, где постоянно выполняешь задачи по спасению людей с риском для своей жизни. Человек ведь не может знать заранее, завалится ли дом, когда он войдет туда. На это люди идут осознанно, они понимают, привыкли. Тут геройство каждый день происходит. И, конечно, в нашей семье к этой профессии так все и относятся.
На работе не бывает страшно. Я сам не тушил пожары, мы занимаемся профилактикой. Вообще, с Максимом разговаривал, он говорит, что страшно не бывает. Но переживания, конечно, есть — опыт подсказывает, где что может представлять опасность.
Есть так называемый пластический треугольник пожара — это горючее, окислитель, источник зажигания. Кислород — это окислитель, горючее — любое вещество, которое горит, источник зажигания — может быть любая искра. То есть пожар может произойти от чего угодно. Даже телевизоры в режиме ожидания загорались и выгорали целые квартиры. Это страшно, хоть и вероятность такого происшествия маленькая.
Работа в пожарной охране накладывает отпечаток. К примеру, уходя из дома более чем на полдня, мы выключаем все, кроме холодильника. Дома все соблюдают требования пожарной безопасности в постоянном режиме.
Кстати, жена у меня тоже работала 9 месяцев в пожарной охране. Хоть это и немного, но она тоже слышала и видела, к чему приводят нарушения. Поэтому сама все электроприборы выключает, когда уходит куда-то надолго.
Когда у человека нет опыта в пожарной охране и он не видел последствий, пожарная безопасность для него далеко не на первом месте. Когда Игорь Николаевич на работу устроился, он говорил про требования пожбезопасности, но мы этого не понимали — послушали и ладно. Всю жизнь телевизор этот был в розетку включен, когда уходили, и ничего не случалось, и ни у кого из знакомых не горел. А когда сам начал работать в МЧС, начал понимать, что хоть вероятность и небольшая, но не хотелось бы, чтобы этот 1% выстрелил у тебя и от квартиры не осталось ничего.
«Самая частая причина пожаров — безалаберность людей»
— Самое приятное в моей работе то, что мы добиваемся выполнения конкретных требований, исправления недоработок, которые могут послужить причиной пожара.
Чаще всего пожары связаны с безалаберностью людей — не хотят ремонтировать печи, чистить дымоходы, сами спаивают, скручивают провода, не следят за электрооборудованием. Если электропроводка старая, к примеру, 80-х годов, она рассчитана под одно напряжение. А на нее навешивают чайники, стиральные машинки, обогреватель. Проводка постепенно накаляется, расплавляет изоляционную часть и со временем она замыкает. Перед этим происходят частые отключения, пробки выбивает. Редко кто обращает внимание на такие сигналы.
Точную статистику не помню, но самые частые причины — неосторожное обращение с огнем, неисправности отопительной печи, электропроводки и электробытовых изделий.
Мы, пожарный надзор, когда проверяем объекты, добиваемся устранения рисков возникновения пожаров и их последствий. То есть чтобы здание не рушилось, чтобы двери эвакуации были открыты, чтобы материалы не легковоспламеняемые были, чтобы люди были обучены на случай возгорания. Работу пожарного надзора почти не видно. Если мы работаем больше, то у тушения работы меньше.
«Сыну нравились пожарные машины»
— И я, и братья хотим, чтобы наши дети продолжили династию. У братьев сыновья еще маленькие, моему тоже еще 10 лет, он еще не думает, кем хочет стать.
Я намекаю сыну на военную службу, потому что сам военным был, но и про пожарное дело разговариваем. Пока какой-то осознанности в глазах нет. Кстати, когда сыну было полтора-два года, мы тогда еще в Анжеро-Судженске жили, ему очень нравились пожарные машины, в восторге тянулся к ним. Я его в часть водил, он по машинам ползал, на пожарных смотрел. Прошлым летом тоже заводил в пожарную часть, ему еще интересно было по машине настоящей, боевой полазить.
Хотелось бы, чтобы по стопам пошел.
ngs42.ru