сейчас:
23 Сентября 2021
06:15
Да, были люди в наше время…

27.08.2020

Прочтений: 64 Просмотров: 1168

Да, были люди в наше время…

 
День шахтёра, уважаемые анжеросудженцы, знаменует конец сибирского лета. В последние дни августа мы отмечем праздник тех, благодаря труду которых появился и развивался наш Анжеро-Судженск.
Анжеросудженцы сегодня трудятся на угледобывающих предприятиях, расположенных за пределами города. Но ведь и они – потомки и последователи славных анжерских горняков. Поэтому, предваряя праздник, вспомним шахтерскую историю.
Угледобыча на Судженских копях началась в 1897 году. Уголь обеспечивал паровозную тягу, к тому времени уже существовала станция Анжерская. Три первых шахты находились у деревень Лебедянка и Щербиновка, эксплуатировались они до 1904 года. В эти же годы появляются шахты №5 и №7, их единоличным хозяином становится петербургский адвокат Лев Михельсон. Позднее эти шахты были объединены в одно предприятие – шахту 5/7. Она в 30-е годы прошлого столетия стала самой мощной в СССР.
Горняки, работавшие на Михельсона, под землей в месяц проводили 48 смен (по 8 часов). За тяжелый труд они получали до 30 рублей в месяц. Рабочий инструмент, как одежду и обувь, шахтёры приобретали самостоятельно.
Анжерские копи были казенными, поэтому и работа здесь строилась по-другому. Смена длилась 11 часов. Рабочие получали «пенсию» или единовременную выплату – от 100 до 400 рублей в год.
Новичка сразу не допускали в забой, он должен был освоиться и набраться необходимых навыков. Молодые вначале своей трудовой карьеры таскали «корытки» с углем до штрека. В такую «тару» вмещалось до 50 кг угля. В забое горняки работали кайлом при свете масляной лампы «бог в помощь».
Такими же масляными лампами освещали шахтерские жилища. Как правило, несколько семей проживали в одном бараке, где были только одна печь и нары. Нары являлись для мужчин, женщин и детей сразу и спальными местами, и местами для хранения скарба и одежды.
Проводя большую часть жизни под землей в тяжелых трудах, по воскресеньям рабочие собирались артелями и пили вино. Происходило это на площадях или в бараках. Конечно, людям хотелось перемен, и перемены не заставили долго ждать.
В мае 1905 года за рекой Алчедат, которая, кстати сказать, тогда была весьма полноводной и быстрой, рабочие под руководством приезжего революционного агитатора Сергея Кирова собрались на первую маёвку. Говорили о собственном бесправии и о возможности это изменить. Осенью этого же года на копях прошла первая стачка. Администрация «Анжерских» копей изменила расценки по выработке и разозлила тем самым горняков. Требования у шахтеров были четкими: поднять зарплату, улучшить безопасность труда, сократить рабочее время, объяснить расходы штрафного каптала. После забастовок 1905-1907 гг. появилась горноспасательная станция.
От года к году добыча на копях росла, но не росла зарплата. Скудные заработки сокращали и бесконечные штрафы. Бесповоротно ситуация начала меняться весной 1917 года. К тому времени легализовались партии большевиков, меньшевиков и социал-революционеров. На копях в марте появилась народная милиция. У простых людей был доступ к открывшимся просветительским клубам. В Томске эсерами и большевиками издавались газеты, которые здесь, на копях, читались и пересказывались рабочими взахлеб.
Об октябрьском перевороте 1917 года на копях узнали на следующий же день. И власть Советов была объявлена официальной властью. После этого здесь началась уже другая история.
И в этой истории тоже было не всё гладко, тяжело и порой кроваво. Шахтеры не стали жить лучше, скорее наоборот. И страна ждала от них одного – угля. Интересен факт, когда уже в 1920 году Томский губисполком принимает решение о реквизиции у населения топоров и лопат. На анжерских шахтах не хватало инструментов, рабочие недоедали, были разуты и раздеты, и добыча катастрофически падала.
Кстати, до 1922 года уголь с копей поставлялся государству бесплатно, государство же снабжало шахтеров зарплатой и оборудованием, не вдаваясь в расчеты. И, тем не менее, к 1922 году добыча пошла вверх.
В 1924 году на шахте №7 был построен первый железобетонный копер в СССР, и это было настоящим технологическим прорывом. В этом же году был зафиксирован переизбыток добытого угля, шахтеров массово начали сокращать. Но уже через год ситуация изменилась, и горняцкий труд вновь стал востребованным.
В 30-ых годах прошлого столетия в Анжеро-Судженске появились спецпереселенцы. Это печальная страница нашей истории, когда работала репрессивная машина. И ведь многие из нас, ныне живущих (кто-то об этом даже не знает) - потомки спецпереселенцев. Часть спецпереселенцев работала на шахтах.
Новая механизация требовала специальной подготовки. И нередко рабочие отказывались действовать отбойным молотком, посылая грохочущий аппарат ко всем чертям. Но время брало своё, и профессии горняка нужно было учиться. С 1940-ых годов прошлого столетия наш горный техникум стал настоящей кузницей кадров. А в 1933 году на шахтах появились первые электровозы. А до этого уголь из забоя доставляли вагонетками на лошадях по узкоколейной «железке».
15 сентября 1935 года было принято постановление о внедрении стахановского метода на шахтах Анжерского рудника. И хотя было это, как сейчас бы сказали, «в обязаловку», но люди-то трудились честно, и среди горняков появились первые стахановцы - Михаил Павлов и Сергей Баннов. Шахтеры выдавали на-гора по 50 тонн черного золота, против 7 тонн, необходимых по плану.
Годы войны – особая веха в истории шахтерского города. Тогда на шахтах организовались женские бригады. Добыча из-за отсутствия мужской силы упала, и в 1943 году в шахты были направлены заключенные их лагерей и колоний НКВД, пленные, спецпереселенцы, немки и немцы. Местному населению тогда разрешалось продавать заключенным продукты питания; голодные и ослабленные, они не могли нормально работать.
Ну, а в послевоенные годы и дальше шахтеры, и это вполне заслуженно, были в почете. Люди получали хорошую зарплату, могли многое себе позволить, нередко в отпуска выезжали на отдых за рубеж – в страны социалистического лагеря.
Для современников до сих пор остается открытым вопрос: почему все анжерские шахты были в конечном итоге закрыты? Специалисты в первую очередь утверждают, что особые условия залегания угля делали здешнюю добычу дорогой, а шахту – нерентабельной. Кто теперь разберет?
Так, в 1974 году на ш. «Анжерская» был установлен комбайн, который отработал почти 10 лет. В 1984 году поле одного из горных ударов машину отбросило в завал. Этот случай является единственным, когда комбайн внедрялся на шахте Анжеро-Судженска.
В 80-е годы самой успешной по добыче была ш. «Физкультурник». С 1943 до 1983 года на предприятии было добыто 38 млн тонн черного золота. В 1987 году в передовики выбилась «Сибирская». В этот год годовой план она выполнила уже в августе.
Наши дети перестали говорить: когда я вырасту, стану шахтером. Это совсем неплохо, времена меняются, мы должны двигаться куда-то дальше. И, наверное, будет лучше, если начнем смотреть куда-то ввысь, а не под ноги, где до сих пор лежит это самое черное золото. И кое-кто утверждает, что анжерский уголёк самый красивый – самый чёрный, самый блестящий, самый жаркий. Пусть так, только пока он никому не нужен.
Сегодняшние горняки уже другие. Они работают на современных предприятиях, владеют технологиями и тоже знают себе цену.
О сегодняшних шахтах и шахтерах XXI века читайте в материале Бориса Крысина в сентябрьском номере Городского еженедельника «РИО».
Подготовила О. Верес
по материалам книги Г.С. Позднякова
«История города Анжеро-Судженска»